Аблязов о пути Нурсултана Назарбаева к власти

О том, как в Казахстане в 90-х годах проводилась приватизация, которая лишь укрепила позиции правящих элит, и как Назарбаев предоставлял себе очередные привилегии, сделавшись, в конце концов, титулованным «лидером нации», рассказал Аблязов в интервью для портала Республика.

Читать интервью полностью:

Мафиози против мафиози

– Вы знаете Нурсултана Назарбаева очень давно — с 90-х годов прошлого века. Помните Вашу первую встречу?

– Впервые я познакомился с ним лично весной 1993 года на конгрессе предпринимателей в Алматы. До этого были только встречи в составе большой группы бизнесменов. В те годы Назарбаев много говорил о будущем демократического и независимого Казахстана. Его власть еще не была монопольной, и он старался всем понравиться — делал много популистских шагов в экономике, которые, кстати, только раскручивали инфляцию в 1000%.

В мае 1993 года на конгрессе предпринимателей Назарбаевым была обещана купонная приватизация промышленности, суть которой была в том, что население страны получит долю от всей государственной собственности через специальные купоны. Бизнес создал для этого специальные инвестиционные фонды.

Но Назарбаев все прибыльные отрасли приватизировал в свою пользу –   Казахмыс,Соколово-Сарбайский комбинат, ферросплавы с группой Машкевича, Мангистаумунайгаз, Павлодарский ПНХЗ и множество другой собственности, а убыточные и предприятия-банкротысбросил на купоны, обвинив при этом инвестфонды в том, что они обманули население.

На самом деле причина провала купонной приватизации была именно в том, что лучшие предприятия просто не попали к гражданам Казахстана, а были тихо приватизированы Назарбаевым и Ко  по весьма условной цене.

– Теперь-то это уже многим понятно, однако  в то время словам Назарбаева многие верили. Вы тоже?

– Знаете, особых иллюзий у меня относительно его демократичности никогда не было. Я еще хорошо помнил, как он, например, отказался возглавить комиссию, созданную Верховным советом СССР для расследования чудовищного преступления в Грузии в 1989 году, когда советский спецназ зарубил лопатами 9 мирно протестующих женщин. Отказался, сказав, что, по его мнению, эти убитые женщины были сами виноваты в случившемся. Я тогда был возмущен, как и многие. Но одно дело слышать и видеть на расстоянии и совсем другое, если сам напрямую сталкиваешься…

Так вот, весной 1993 года небольшая группа бизнесменов, и я в том числе, встретилась с Назарбаевым в Алматы. Пришли мы к нему с конкретным вопросом. В стране тогда активизировались различные криминальные группировки из  бывших спортсменов, которые занимались рэкетом. Их деятельность прикрывали высшие милицейские чины, с которыми они делились доходами. Эти группировки вымогали деньги и часть бизнеса у предпринимателей, вели себя нагло, открыто и ничего не боялись.

Эту проблему мы изложили Назарбаеву и сказали, что сами можем с ними справиться. У нас есть деньги, мы создадим свои службы безопасности и при необходимости будем с оружием защищать себя. Но тогда страна превратится в военизированный лагерь. Мы ему тогда заявили прямо, что власть не борется с криминальными группами, а крышует их.

– И как отреагировал президент?

– Назарбаев сказал, что в течение месяца будут результаты, предложив встретиться у него через месяц. А через некоторое время начались убийства лидеров криминального мира. Например, в Алматы был убит известный Баха-фестиваль. Он сам,  его подельники и другие «авторитеты» были расстреляны людьми в черных масках. И подобное стало происходить по всему Казахстану. Рэкетиры попрятались, многие бежали из страны.

Через месяц Назарбаев пригласил нас к себе и спросил, не мучают ли нас рэкетиры. Мы рассказали ему, что происходит. И он неожиданно довольным голосом сказал: «А как эти бандиты хотели? Они думали, что могут действовать как бандиты, а мы только по закону? Мы тоже можем действовать по-бандитски!»

– Это очень скандальное откровение…

– Это правда. Назарбаев не  правовое государство строил,  а действовал как глава более крупной мафии, расстреливая мелких мафиози, которые вторглись на его территорию. Наверное, найдутся те, кто поддержит такие методы борьбы, но тогда не надо удивляться тому, что у нас в Казахстане построено бандитское государство, а в роли рэкетира теперь выступает сама власть. Лично я не удивился расстрелам в Жанаозене и не удивляюсь беспределу полиции. Как не удивляюсь беспределу   самой власти в целом во главе с Назарбаевым.

Показательный пример

– Когда, по вашему мнению, Назарбаев принял решение сконцентрировать всю власть в своих руках?

– Знаете, тут показателен пример расправы с Марсом Уркумбаевым, который отражает методы и приемы Назарбаева в борьбе за власть даже с гипотетическими политическими конкурентами. Он был ректором в Таразе. Затем, после того, как Сергей Терещенко стал премьер-министром, его поставили акимом Южно-Казахстанской области, а в 1993 году  — министром экономики.

Я был неплохо знаком с Марсом. Он часто меня приглашал для консультаций, когда был министром экономики. Это был абсолютно лояльный Назарбаеву человек. Но президент решил, что он представляет для него опасность, потому что в одном из западных изданий его назвали в числе пяти конкурентов Назарбаева, претендующих на высшую власть в Казахстане.

Против Уркумбаева было возбуждено уголовное дело. Ему припомнили время, когда он работал ректором в Таразе: якобы он незаконно построил коттедж за 20 тысяч долларов. На период следствия Марс сложил с себя полномочия министра. Ничего против него в итоге не нашли, но он вынужден был уйти в отставку.

– Вы пытались вступиться за Марса Уркумбаева?

– Да, мы узким кругом после завершения того самого конгресса предпринимателей в Алматы обедали с Назарбаевым. Задали ему вопрос о Марсе. Назарбаев попытался убедить нас, что прокуратура самостоятельно возбудила уголовные дела против Марса, что лично он его поддерживает, потому что тот хороший министр и так далее.

Однако мы все, несмотря на возраст (а нам было тогда по 30 лет), прекрасно знали, что прокуратура двигается только по команде Назарбаева. Поэтому его ложь для нас была очевидной. Мы поняли, что вот таким образом Назарбаев устраняет своих конкурентов.

– Но в тюрьму его все-таки не посадили?

– Не посадили. Но лишили его возможности работать, подорвали репутацию, растоптали. Позже Назарбаев своих конкурентов стал сажать в тюрьмы и даже убивать, как это было с Нуркадиловым и Сарсенбаевым.

– Давайте вернемся к этой встрече с президентом. Разговор же был не только о  Уркумбаеве?

– Мы разговаривали о проблемах в экономике, о том, что надо делать правительству. И Назарбаев лично меня сильно удивил. Тогда была сложнейшая ситуация во всех отраслях страны, а он  неожиданно заявил, что ХХ  век  это не животноводство и традиционное сельское хозяйство, а решение человечеством проблемы белка. Он рассказал нам о встрече с Клинтоном(тогда еще президентом США), которому объяснил, что человечество сегодня должно быть озабочено производством белка — мол, это решит продовольственную проблему и проблему бедности.

Кто такой Клинтон и кто такой Назарбаев, подумал я тогда. Если бы он, как Ли Куан Ю (первыйпремьер-министр Республики Сингапур, один из создателей сингапурского «экономического чуда» — ред.), имел успехи по развитию своей страны, то, конечно, ему бы внимал весь мир. А что он, Назарбаев, такого сделал в Казахстане, чтобы что-то «объяснять Клинтону», когда наша экономика, и наука в том числе, были в полном развале. Тогда я посчитал его просто неадекватным человеком с неправильной самооценкой.

– В последующем это мнение не изменилось?

– Усилилось. На этой встрече с нами был Козы-Корпеш Есенберлин. Его долго уговаривали, чтобы он вошел в состав правительства от бизнеса. В итоге он возглавил Госкомимущество страны. Назарбаев уговорил его уйти из бизнеса, обещая поддержку и что вся приватизация будет открытой и честной. Но  Есенберлин продержался на посту председателя Госкомимущества всего четыре месяца.

– Почему?

– Все его попытки провести честные тендеры были блокированы. Именно в этот период сам Назарбаев и его близкие соратники распределяли собственность страны среди своих, а Козы-Корпеш отказывался им в этом помогать. В итоге его выбросили из правительства, его бизнес, пока он там работал, развалился, потому что он не успел оставить серьезную команду менеджеров, так как его вырвали неожиданно.

По сути, Назарбаев обманул и предал Есенберлина. Будучи до прихода в правительство самым крупным бизнесменом новой волны, Есенберлин был полностью разорен, потерял бизнес, друзей — все. Сейчас о нем ничего не слышно. А это был очень талантливый человек. Его компания  Alem System была известна всей стране.

Так что, повторюсь, иллюзий у меня не было.  Уже в самом начале знакомства с Назарбаевым в 1993—94 годах я понимал, что он собой представляет. С годами же все его негативные качества только развились и усилились.

Путь к абсолютной власти

– Вы считаете, что уже тогда, на заре независимости Казахстана, Назарбаев мечтал стать «лидером нации»? Или все-таки он был другим?

– Мир так устроен, что бизнесмен зарабатывает ровно столько, сколько позволяет ему рынок. Если говорить о политике, то политик старается получить максимальную власть. Но на Западе политическая система устроена так, что ни один президент или премьер-министр  не сможет получить абсолютную власть, даже если  сильно захочет.

– Вы имеете в виду систему противовесов?

– Да, в виде судебной, исполнительной и законодательной ветвей власти. Никто не может получить абсолютную власть, так как на всех уровнях есть конкуренция,   работают законы, судебная система реально независима, а пресса свободна от цензуры.

– Почему же в Казахстане никак не получается построить такую систему?

– В Казахстане Назарбаев уже в 1993 году имел огромную власть. В наследство от Советского Союза нам досталась зависимая судебная система, пресса в основном контролировалась государством, парламент был слабый, а интересы общества не были структурированы в виде партий и реально независимых депутатов.

Фактически в Казахстане никогда не было сильного и независимого парламента, который реально поддерживал бы народ, иначе ни в 1993 году, ни в 1995 году Назарбаев не смог бы без последствий для себя распустить парламент.

Другими словами, уже в 1995 году у президента была реальная, юридически оформленная, абсолютная власть — ведь тогда более полугода страна жила без парламента, только на основе указов Назарбаева. И то, что Назарбаев в двухтысячных годах назвал себя «лидером нации», принял эксклюзивные законы для себя и своей Семьи, это только публичное позиционирование того, чего он добился уже к 1995 году. Потом он просто еще более усиливал  свои привилегии и оформлял публично то, что уже было юридически сделано к 1995 году.

– Можете назвать конкретно, что делал Назарбаев для усиления своей власти?

– Он усилил расстановку кадров по таким ключевым позициям как ЦИК, акимы областей, правительство, парламент, суды, занимаясь детальным и персональным подбором людей, которые присягали ему лично на верность.

И уже в 1995 году он обладал достаточной властью, чтобы раздавить любого отдельно взятого бизнесмена или политика, если они были ему опасны. Вспомните, как был стреножен в 1994 году Олжас Сулейменов. Думаю, что если бы тогда Олжас Сулейменов решился оппонировать Назарбаеву, его поддержали бы многие. Он был очень популярен и известен не только в Казахстане. Назарбаеву не удалось бы расправиться с ним. Но Олжас ушел из политики, сдался Назарбаеву.

Начиная с 1995 года, получив все властные рычаги, он приступил к захвату ключевых предприятий страны в свою собственность, завершив этот процесс к 1997 году. А позже только наращивал и усиливал свое влияние и возможности.

– Но почему молчал бизнес? Понимали бизнесмены, что он делает?

– В начале 90-х бизнес только начал развиваться, и Назарбаев не искал нашей поддержки. Он ориентировался тогда на влиятельных «красных» директоров.

Например, Виталий Метте был назначен первым вице-премьером, он руководил Ульбинским атомным предприятием. Гарри Штойк, тоже первый вице-премьер, руководил цинковым предприятием, впоследствии «Казцинком». Исингарин Нигматжан Кабатаевич, начальник железной дороги, тоже был первым вице-премьером.

Фактически, это были его, Назарбаева, союзники и представители крупного государственного бизнеса. Эти люди работали в СССР, и что такое рынок, не понимали. Они были солдатами партии, а Назарбаев был их генералом еще со времен советского Казахстана. Другого принципа существования власти они не знали и не представляли.

–  То есть корень нынешнего зла  нужно искать в советском прошлом?

– В советское время парламент страны выполнял декоративные функции, и почти все депутаты считали, что их руководитель — Назарбаев. То есть сознание людей не сопротивлялось тому, что выстраивал Назарбаев. Поэтому ему удалось быстро добиться абсолютной власти, выстроив прообраз того, что было в СССР, с той лишь разницей, что политбюро, Москва, партия — все стало в одном лице.

Но так было и при Сталине.  Назарбаев не создал что-то новое, он просто восстановил то, что было, с централизацией на нем самом.

– Но до 2004 года в парламенте были еще независимые депутаты…

– Да, какие-то независимые депутаты проскакивали — такие, как Серикболсын Абдильдин и Толен Тохтасынов. Но принципиально они были в абсолютном меньшинстве и не могли изменить курс Назарбаева. А позже система власти Назарбаева уничтожила любую возможность прохождения в парламент независимых людей.

– То есть «лидер нации» всех перехитрил?

– Назарбаев не обманул бизнес или еще кого-то индивидуально. Он обманул всех, всю страну. Он декларировал и продолжает декларировать, что он строит демократическое, правовое государство. В реальности же мы имеем авторитарную страну, где все подчинено интересам Назарбаева и его клана.

Но виноваты в этом все мы, не только Назарбаев. Мы ему добровольно отдали власть, ресурсы — все. Мы, общество, не сопротивлялись, не боролись, чтобы этого не допустить. Мы были пассивными. Активность и борьбу малочисленной оппозиции масштабно общество не поддержало, и Назарбаев сумел расправиться с такой оппозицией — кто в тюрьме, кто убит, кто уехал, а кто-то совсем отошел в сторону.

И теперь общество не должно удивляться, почему мы так плохо живем, если страна богатая. Абсолютная власть узкой группы людей во главе с Назарбаевым привела к тому, что основная часть национального богатства распределилась именно в их пользу. Именно они — богатые, и нынешняя власть их полностью устраивает, поэтому  они будут стремиться консервировать этот режим ровно настолько, насколько позволят это граждане страны.

– Думаете, трудности в экономике не подвигнут народ задуматься о лучшей жизни?

– Но они же, эти трудности, не у Назарбаева и его окружения. У них-то как раз все хорошо, они богатеют. А на беды основной части населения они обратят внимание, если только это будет сильно угрожать их власти. А так, ну кто-то тихо бедствует, но на власть-то не нападает,  живет своей нищей жизнью. Зачем же власти переживать сильно, если это не представляет опасности для нее?

Назарбаев и Ко — это не мать Тереза и не Моисей, думающие о народе. Они думают только о своем благополучии и еще о тех, кто им мешает властвовать дальше. Вот с ними Назарбаев и Ко борются очень последовательно, не жалея никаких ресурсов.

И не надейтесь, что придет какой-то мифический герой, новый лидер, который все быстро изменит в пользу основной массы населения. Только тогда, когда народ станет активным и начнет массово бороться за свои права, в стране реально что-то изменится.

Источник: Respublika